22.11.2017
эмбриология в Китае и генная инженерия человека

CRISPR и непростые вопросы китайской эмбриологии

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Успевать за Цяо Цзе непросто. В 7:30 утра очередь желающих попасть на консультацию в Центр фертильности, которым руководит Цзе, простирается на восемьдесят метров на улицу, пишет Давид Цировски для издания Nature.

Внутри примерно пятьдесят врачей обсуждают рабочие планы, но Цзе, генетик и врач-репродуктолог, президент Третьей клиники Пекинского университета, до сих пор находится на утренней консультации.

Когда Цяо Цзе наконец появляется, она сразу переходит к делу и рассказывает про предимплантационную генетическую диагностику (PGD) — процедуру, которая дает возможность парам, которые проводят оплодотворение in vitro, избежать передачи генетических мутаций, которые могут вызывать наследственные болезни или инвалидность у их детей. Цяо неохотно дает интервью, однако ее беспокоит, что информация про PGD недостаточно быстро доходит до людей: “Теперь все большее количество болезней можно остановить — если не сразу, то по крайней мере в следующем поколении”.

Ранние эксперименты показывают, что технологии редактирования генома, в частности CRISPR, способны ликвидировать болезнетворные мутации еще перед имплантацией эмбриона. Но получение регуляторных разрешений является длительным и может занять годы. Хотя PGD уже помогла тысячам пар на Западе, ее распространение было довольно медленным. Зато в Китае она распространяется взрывными темпами.

Для этого есть все условия: генетические болезни в китайском обществе несут тяжелую социальную стигму, государство почти не занимается такими людьми, а религиозных и этических предостережений против вмешательства в естественный процесс зачатия почти не существует. Китай также снял свое пресловутое ограничение на размер семьи, что заставило много старших пар начать лечиться от бесплодия. Генетическое сканирование во время беременности на хромосомные аномалии, особенно среди старших женщин, стало почти нормой в стране, что многие рассматривают как предвестника более широкого внедрения PGD.

Хотя в Китае эта процедура появилась относительно поздно, китайские медики взялись за нее гораздо агрессивнее, систематичнее и целенаправленнее, чем где-либо в мире. Центральное руководство страны, известное своим долгосрочным планированием, в последнее десятилетие прилагает усилия, чтобы обеспечить населению доступ к высококачественному здравоохранению. Репродуктивная медицина стала одним из приоритетов в нынешнем пятилетнем плане. Исследователи будут искать генетические мутации среди китайского населения, которые можно искоренить с помощью PGD. А хорошо оснащенные и мощные клинические исследовательские группы, такие как группа Цяо Цзе, ищут способы, как усовершенствовать, разрекламировать и удешевить технологию.

Официальная статистика пока труднодоступна. Но есть свидетельства, что Китай в применении PGD уже обогнал Соединенные Штаты и имеет еще как минимум пятикратный потенциал роста. Только в клинике Цяо за прошедший год сделали больше процедур PGD, чем во всем Соединенном Королевстве.

Такие масштабы задают непростые вопросы для биоэтики. Кого беспокоит, что попытки искоренить генетические нарушения обесценивают жизнь тех людей, которые с ними живут. Другие считают, что недешевая генетическая терапия еще больше углубит пропасть между богатыми и бедными. Также существуют опасения, что PGD можно применять не только для лечения генетических болезней, но и для моделирования отдельных человеческих черт, например интеллекта или атлетических способностей. А за этим уже скрывается призрак евгеники. В Китае, однако, сосредоточены прежде всего на преимуществах процедуры, а не на ее рисках. “Есть, конечно, этические проблемы, но если вы одолеете болезни, то, по моему мнению, это будет гораздо большая польза для общества”, — утверждает Цяо Цзе.

Клиники, которые получили разрешение на проведение PGD, наперебой соревнуются за первенство применения технологии против отдельных заболеваний. Так, в 2015 г. медики из клиники Сяньгуа сообщили о том, что им удалось предотвратить передачу рака. Мать мальчика решила прекратить беременность, когда генетическое тестирование показало, что у ее сына ретинобластома — опухоль, которая формируется в сетчатке глаза во время раннего этапа развития плода и преимущественно приводит к слепоте. В следующей попытке зачать ребенка in vitro пара с помощью PGD убедилась, что варианта гена, который вызывает ретинобластому, больше нет. Другие клинические центры смогли помешать передачи многих других генетических заболеваний, таких как синдром коротких ребер — полидактилия, несовершенный остеогенез, болезнь Хантингтона, поликистоз почек, а также наследственная глухота.

Чтобы расширить сферу применения PGD, китайские исследователи также ищут специфические варианты генов, связанные с заболеваниями. Наиболее концентрированные попытки в этом направлении принадлежат Хе Линю из Шанхайского университета. Он начал амбициозный проект — определить все болезнетворные мутации в генах и внести их в единую базу данных (сейчас известно около 6 тысяч генетических заболеваний).

Среди первоочередных целей китайских медиков — преодоление глухоты. Ван Цюцзюй, специалист по нарушениям слуха с 301 Военного госпиталя в Пекине, планирует собрать 200 тысяч образцов со 150 медицинских учреждений со всего Китая, чтобы идентифицировать гены, которые предопределяют наследственную глухоту. Это связано с тем, что существует лишь несколько генов, которые вызывают глухоту, однако они имеют десятки и даже сотни мутаций. "Нам нужны большие базы данных, чтобы четче увидеть роль каждого гена. Тогда мы сможем применить PGD", — говорит Ван Цзюцзюй.

Для западного человека такая ревность может вызвать удивление, ведь много людей на Западе не воспринимают глухоту только как порок, которого следует избежать, но и как культурную особенность, связанную с принадлежностью к сообществу глухих. Однако такие сантименты не имеют почвы в Китае. Если у пары рождается глухой ребенок, она чувствует потребность родить еще и здорового ребенка, чтобы он мог заботиться о брате или сестре.

Стремление иметь самого здравого ребенка в Китае преобладает желание защитить эмбрион. Китайское стремление рожать только здоровых детей любой ценой иллюстрирует широкое распространение генетических тестов на синдром Дауна и другие хромосомные аномалии. Такие тесты стали доступными для широкого использования в 2013 году. За последние четыре года продали два миллиона наборов этих тестов, причем миллион только за прошлый год. Хотя такие тесты стали привычным явлением и на Западе, многие люди в западных странах не прерывают беременности только изза синдрома Дауна. Впрочем, в Китае другие реалии: если вы хотите сделать аборт из-за синдрома Дауна, никто вам даже не упрекнет.

На Западе PGD вызывает значительные опасения как средство создания элитного генетического класса людей и сползание до евгеники — понятие, которое ассоциируется с нацистской Германией и ее экспериментами над людьми. Однако в Китае таких ассоциаций нет. Китайский эквивалент евгеники, слово “yousheng”, имеет только положительное значение и означает “прилагать усилия, чтобы родить здоровое потомство”. Не курить во время беременности — это, например, также “yousheng”.

Это все не значит, что китайцев не беспокоят злоупотребления технологией. Как и много западных держав, китайское правительство беспокоит, что PGD можно использовать для селекции физических характеристик, таких как рост или интеллект. Клиники, которые имеют лицензию на проведение PGD, могут использовать ее только для предотвращения серьезным заболеванием и лечения бесплодия. Выбор пола ребенка с помощью этого метода — вне закона. Кроме того, вне закона и желание многих пар устранить своим детям гены, из-за которых много азиатов не могут усваивать алкоголь и принимать участие в традиционных бизнес-ланчах. “Они хотят, чтобы их сын мог пить. Мы отвечаем “нет””, — говорит один из медиков, проводит PGD.

В Соединенном Королевстве государственные органы, осуществляющие регулирование в сфере оплодотворения и эмбриологии, строго ограничивают PGD только применительно к четырехстам генетических заболеваний. В Соединенных Штатах клиники имеют гораздо больше свободы. Такой шаг, как определение пола ребенка, Американское сообщество репродуктивной медицины считает противоречивым, однако делегирует его решение на усмотрение отдельных клиник.

Существуют также социальные и экономические опасения по поводу распространения PGD. Многих родителей детей с генетическими нарушениями беспокоит то, что уменьшение количества таких детей обусловит уменьшение выделенных средств на исследования в области их терапии. А других беспокоит, что это будет отталкивать пары делать зачатие естественным способом.

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Самые популярные метки