11.12.2019
Эпигенетика и биотехнологии

Эпигенетика: размывание границ

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Продолжение статьи "Евгеника или как наука изменила наше чувство идентичности?" авторства Натаниеля Комфорта для издания Nature.

Однако вы - это не совсем "Вы", по крайней мере если брать обще. Взгляд, согласно которому ДНК — это весь план организма, в науке уже давно стал устаревшим, даже трюизмом.

Начать следует с того, что клетки в вашем теле не имеют одинаковых хромосом. Цисгендерные женщины, например, есть мозаиками: случайная неактивность одной Х-хромосомы в каждой клетке означает, что в части клеток происходит экспрессия Х-хромосомы, унаследованной от матери, а в другой — от отца. Беременные — это также “химеры”, которые постоянно обмениваются клетками с зародышем через плаценту. Ученые получили межвидовые эмбрионы человека и шимпанзе и вырастили иммунотолерантные человеческие органы в свиньях. Практически любые живые существа постоянно обмениваются генами, белками и микроорганизмами с окружающим миром, так говорил Джон Леннон: “Я — это он, ты — это он, я — это ты, и мы все равно”.

Даже с чисто научной точки зрения, “вы” — это больше, чем просто содержание ваших хромосом. Человеческое тело содержит по крайней мере столько же нечеловеческих клеток (в основном бактерий, архей и грибов), сколько собственно человеческих. Десятки тысяч микробных видов обитают в вашем теле, осуществляя глубокое влияние на пищеварение, цвет лица, иммунитет, зрение и настроение. Без них вы бы не чувствовали себя как “вы”. Биологическое " я "- это целый кластер сообществ, находящихся в симбиозе друг с другом, а не только "вы".

Ученые могут идентифицировать вашего сексуального партнера с 86% точностью, анализируя ваш микробиом. Оказалось, что наиболее гомогенные сообщества микроорганизмов проживают на стопах ног, тогда как колонии на бедрах больше родственны с вашим биологическим полом, чем с партнером.

Даже определенное место — часть человеческого тела, выгребная яма, вагон метро или классная комната в школе — может иметь свою четко выраженную генетическую идентичность. В любом месте с характерным сообществом может происходить горизонтальный генетический трансфер — через секс, охоту или инфекции. В прошлом году ученые доказали, что сообщества симбиотических микроорганизмов в глубоководных ракушках со временем становятся настолько генетически изолированными, как и отдельные виды. У грибов группа генов под названием Spok (убийцы спор) могут рекомбинироваться с помощью так называемого “мейотического стимула”, который позволяет генам меняться, чтобы адаптироваться к окружающей среде. Геном, по словам генетика Барбары Маккиннон, — это “чувствительный орган клетки”.

Эпигенетика еще больше размывает границы между “Я” и “не-Я”. Сообщения, закодированные в ДНК, могут изменяться различными способами — путем сравнения ее модулей, сокрытия целых отрывков или изменения сообщения уже после считывания, когда его значение меняется в процессе трансляции. Ранее ДНК считали сакральным текстом, который неизменно передается из поколения в поколение. Теперь же геном в ядре рассматривают не как "конституцию организма" , а как мешанину инструкций, фраз, отдельных составов и некой чуши, которую вы можете использовать или изменить, если нужно. Геном сегодня рассматривают все меньше как вместилище “Я” и больше как набор инструментов для оформления этого “Я”. Если это так, то что же тогда это “Я”, которое он оформляет?

Распространенное “Я”

Мозговые импланты, нейрокомпьютерный интерфейс и другие нейротехнические устройства переносят " Я " в универсум физических вещей. Компания Илона Маска Neuralink в Сан-Франциско пытается создать бесшовный интерфейс “разум-машина”. Наблюдая за этими попытками, уже не кажется невероятным, что естественный и искусственный интеллект могут в будущем стать единым целым.

Может ли человеческое “Я” не только совершенствоваться (extended), но и распространяться (distributed)? Писатель и бывший редактор Nature Филип Болл предоставил исследователям образец клеток своей кожи. Они перепрограммировали их в стволовые клетки (то есть клетки, которые могут превратиться в любые другие), а впоследствии вырастили из них “минимозг” — нервную ткань в чашке Петри, которая образует электрические сигналы, типичные для участков мозга. Другие научно-фантастические проекты, вроде выращивания целых мозгов в чашке Петри или человеческих органов на животных фермах, пока достаточно отдаленные, хотя уже проходят попытки их достичь.

Самоконтроль

Разные представления об идентичности, начиная с эпохи Просвещения, а также научно-фантастические сценарии постчеловеческого будущего имеют одну общую черту — всех их разрабатывали образованные белые мужчины, которые происходили из высшего или среднего общественного слоя глобального Севера. Их идеи отражают не только научные результаты, но и ценности, которые длительное время доминировали в науке: позитивистские, редукционистские и сфокусированные на доминирующей природе. Те, кто контролирует производство, также и пишут историю.

Это уже начало меняться. Хотя еще нужно пройти долгий путь, но большее внимание к равенству и принятию многообразия уже повлияли на то, как мы думаем о болезни, здоровье и то, что значит быть человеком. То, что Генриетта Лакс, чьи раковые клетки используют в лабораториях по всему миру, где их выращивают и распространяют без ее согласия, была бедной афро-американской женщиной — безусловно, очень важно. Ее история стимулировала многочисленные разговоры о неравенстве и предубеждения в биомедицине и сменила практики финансирования биомедицинских исследований со стороны их крупнейшего кредитора — Национального института здоровья.

Трактуя геномную генеалогию с афро-американской перспективы, социолог Алондра Нельсон попыталась восстановить семейные истории людей, которых разлучили в период трансатлантической работорговли. В сообществе коренных американцев генетическое воссоздание собственной идентичности стало общей задачей западной науки и коренной культуры. Основанные на ДНК концепции этничности далеко не беспроблемные, однако их подпитывает импульс сделать технологии более демократичными — такими, что меньше касаются социального контроля и больше социального самоопределения.

Ни для кого это не важнее, чем для людей с ограниченными возможностями, которые благодаря технологиям могут вернуть себе ощущение, способность коммуницировать и взаимодействовать с другими и выражать себя новыми способами.

Художник Лиза Парк играется с этими идеями. Она использует биосенсорные технологии, чтобы создать то, что называет аудиовизуальной репрезентацией “Я”. Дерево света загорается, когда зрители берутся за руки; бассейны воды гармонично резонируют в ответ на волны электроэнцефалограммы. Впрочем, даже это артистическое, субъективное и интерактивное “Я” не способно вполне освободить “Я” из оков биологии.

Начиная с эпохи Просвещения, мы тяготели к пониманию идентичности и ценности в свете самой науки. Это странный и проблемный подход. В свете колониализма, рабства, деградации окружающей среды и климатических изменений идея, что западная наука и технологии являются единственными ценными источниками знаний о нас самих, более не считается единственно правильной. Конечно, суть не в том, чтобы возлагать все человеческие несчастья к стопам науки. Проблема скорее в сциентизме. Определение “Я” лишь в терминах биологии может затмить другие формы идентичности — такие как труд и социальная роль. Возможно, ответ на “вопрос вопросов” Хаксли вообще не измеряется в количественных единицах.

Автор: Натаниель Комфорт | Nature

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Самые популярные метки