19.09.2018
Макро муха

Человечество уже давно проиграло эволюцию насекомым

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Каждую неделю энтомологи мира находят новые виды насекомых, число которых, по данным ученых, насчитывает более 5 млн видов. Добавьте сюда их потрясающее многообразие и умение приспосабливаться к самым сложным условиям – и вы поймете, почему Владимир Горобчишин считает всяческих тараканов, ос и муравьев эволюционно совершеннее людей.

Все это и множество другой кандидат биологических наук, доцент кафедры экологии Киевского национального университета им. Шевченко, который специализируется на энтомофаунистике, этолого-экологических особенностях насекомых, изучении беспозвоночных животных наземных и пресноводных экосистем Антарктиды, рассказал в своем интервью в рамках спецпроекта «Научный подход».

О количестве насекомых

Сфера деятельности энтомологов достаточно широкая. Самый «простой» вариант – это инвентаризация фауны, то есть изучение видов разнообразие. К сожалению или к счастью, насекомых огромное количество – ученые склоняются к цифре 3 млн – и это только изученные организмы. Учитывая то, что всех живых организмов, включая других животных, растения, грибов, 600 тыс., то разнообразие – просто потрясающее.

К сожалению, во многом мы находимся на стадии описательной науки. По некоторым данным, самое оптимистичное – в мире насчитывается до 5 млн насекомых. Понятное дело, больше разнообразия – это тропики, именно оттуда идет огромное количество описаний новых видов. Сейчас, насколько я знаю, в амазонских тропических влажных лесах продолжаются активные изучения энтомофауны, и там постоянно открывают огромное количество видов. Они очень разные – и не только внешне, они разные по анатомии, по строению, по поведению, физиологии, и это огромный массив, который совершенно не изучен.

Украинские ученые даже не знают всех насекомых, которые встречаются в Украине. Вроде бы мы европейская страна и уже несколько веков изучаем видовое разнообразие, но энтомологов явно не хватает, чтобы они могли разобраться, кто вообще на нашей территории проживает.

Об ученых, которых не хватает

В Украине энтомологов – несколько сотен. К примеру, орнитологов больше, хотя птиц количественно меньше. И только трое-четверо арахнологов, изучающих пауков. Правда, у них и разнообразие объектов поменьше. Основное количество пауков на наших просторах живут в почве, они микроскопические, и их практически не видно. В большинстве случаев мы даже не знаем, чем они питаются.

Есть целые группы, ряды насекомых, специалистов по которым просто нет, я не говорю уже на уровне семей и тому подобное. Кроме того, те энтомологи, которые есть, не все занимаются исследованием видового разнообразия. Некоторые занимаются экологией, поведением, другими аспектами, а тех, которые занимаются только систематикой и фаунистикой, очень мало. В основном финансируются проекты, связанные с природоохранной деятельностью или с чем-то прикладным. А на большой проект, который занимался бы изучением видового разнообразия, найти финансирование сложно.

У нас энтомологи в основном классические, академические, «пост -совок», мы не привыкли искать финансирование, привыкли, что нас финансируют. Очень тяжело переключиться и даже молодому поколению. Знаете, это заразно. К сожалению, молодежь, которая к нам приходит, это либо фанаты, что тоже хорошо, или временные люди, которые покрутились, защитились и исчезли.

Не хватает менеджеров от науки, это должны быть гении в двух лицах. Я знаю таких людей, но, к сожалению, они через некоторое время уже работают в Европе, потому что это выгоднее, проще. Кто-то едет в Африку работать. Почти никто не возвращается, чтобы здесь поднимать науку. Опять же, нет стимула.

Сейчас мы свою молодежь пытаемся направить в охранную тематику. Экологические проекты всегда на слуху, и у нас есть ряд зарубежных фондов, которые работают в Украине, готовых к сотрудничеству. Однако для чисто фундаментальных исследований в Украине фондов сейчас практически нет. У нас есть меценаты, которые поддерживают искусство, даже немного сферу образования, но не науку.

Про три направления деятельности энтомолога

Упрощенно украинские энтомологи работают в нескольких направлениях.

Во-первых, это описание новых видов и других таксонов фауны, о чем мы уже говорили.

Во-вторых, изучение различных экологических аспектов, ведь насекомые очень удобны для тестирования экосистем: почвы, воздуха, воды и тому подобное. На основе видового разнообразия можно оценить состояние экосистемы. А если удается промониторить это в течение лет, то можно понять, куда мы движемся и что происходит.

В-третьих, ученые занимаются инвентаризацией фауны (фаунистика), т. е. изучением уже известных видов, которые встречаются в Украине и на отдельных участках.

Так как я работаю на кафедре экологии, то одной из сфер нашей работы является инвентаризация фауны природоохранных территорий – это разнообразные национальные парки, заповедники. За последние десять лет их довольно много организовалось, но, к сожалению, кроме того, что они организовались, ничего практически не делается, и вот мы пытаемся внести свою долю. Кроме того, что мы приняли участие в организации одного из них – Пирятинского, пытаемся понять, где встречается, что нужно охранять и тому подобное.

Излюбленным объектом моих исследований является роющиеся осы. На них обычно не обращают внимание. Большинство людей при слове «оса» вспоминают так называемых бумажных ос, которые образуют довольно крупные колонии, строят бумажные гнезда, которые активно защищают. Большинство роющих ос – одиночные, они мало попадаются на глаза профессионалам. В Украине их около 400 видов. Для сравнения, на этой же территории отмечено более 400 видов птиц.

У этих ос очень интересное поведение. Взрослые питаются обычно нектаром растений, а для малышей строят гнезда и запасают другими насекомыми или пауками обычно в виде своеобразной «консервы». То есть самка осы не убивает добычу, а парализует ее, нанося несколько ударов жалом в нервные центры. Затем личинка постепенно соединит свою «консерву», которая не портится довольно долгое время. Таким образом роющие осы связаны трофическими связями как с растениями, так и с насекомыми и пауками. Кроме того на гнезда нападают разнообразные «грабители» и паразиты. У ос есть поведенческие стратегии для предотвращения разорения или заражения. Так при подлете к гнезду оса с добычей делает облеты, останавливается – «проверяет» и т. п. Все это в комплексе мы и изучаем.

Про насекомых и многоножек – наших соседей

Есть целая группа насекомых, которые встречаются практически в каждом человеческом жилище. Самые известные, это, конечно, тараканы. Кстати, наши тараканы – прусский или рыжий таракан – встречаются только в субтропической зоне, там дальше уже другие виды, очень большие, так называемые американские и австралийские, которые выедают наших мелких тараканов. Но они не выдерживают условий: у нас достаточно холодные зимы даже в помещениях. Хотя «наши» – это условно, потому что рыжий таракан пришел из Китая.

Наш черный таракан проиграл конкурентную борьбу и остался только в тех местах, которые не подходят рыжему: холодных и очень влажных. У них идет активная конкуренция и смена видового состава.

К синантропным очень часто относят разных мух. Тех насекомых, что мы называем домовыми или комнатными мухами, обычно в каждом регионе есть по 10-20 видов, но мы их визуально не отличаем.

Также к синантропным можно отнести насекомых, которые живут в наших продуктах, та же зерновая моль. Думаю, многие обращали внимание, что покупая какую-то крупу, через некоторое время там появляются «червячки», и затем оттуда вылетает моль, летает по нашей квартире, к тому же, она больше платяной моли, такая темненькая. Зерновые продукты, каши, в первую очередь, не обрабатываются или хранятся в таких условиях, чтобы не было заражения. Для людей на самом деле она не создает никаких проблем – это дополнительный бесплатный белок.

Платяная моль – это насекомое неприятное, потому что мы сейчас стараемся ходить в одежде из максимально натуральной ткани, а ей это очень нравится. Поэтому очень часто свою одежду травим какой-то химией, которая плохо влияет на человека, но, к сожалению, вынуждены вести эту борьбу. Есть данные, что платяная моль начинает покусывать уже и синтетику. Вискозу уже давно ест, а вот чистую синтетику только начинает. Просто она тоже меняется, адаптируется, мы уже давно сосуществуем, и она под себя вырабатывает такие приспособления. Это борьба на два направления: мы боремся с ними, а они пытаются защититься, хотят жить. Они успевают адаптироваться ко всей нашей химии.

В последнее время у нас в Украине, в частности в Киеве, появилась многоножка, занесена в Красную книгу, мухоловка. Ее в свое время завезли из Крыма, и она как-то прижилась. Но я не верю, что то количество, которое сейчас случается, привезенная. Где-то они все-таки пережидают нашу зиму. Это очень «полезная» многоножка, питается комарами, мухами. Поэтому если она появилась, не надо ее убивать, выгонять, это – ваша мухобойка. Правда, выглядит она для многих довольно страшновато, но если присмотреться, она достаточно оригинальна. У нее много лап, они очень длинные, она ими двигается и ловит насекомых, делая резкие броски. Поэтому, когда у меня она заводится, то я это только приветствую, учитывая, что я живу в «хрущевке», где достаточно влажные подвалы, а отсюда еще один синантропных вид – комар обычный.

К сожалению, у нас в Киеве рактически он есть везде, даже в новостройках, и поэтому у нас комары летают даже зимой в отопительный сезон, выходят из куколок и по вентиляции поднимаются. Я был на практике со студентами в Каневе целый месяц, вернулся неделю назад, у меня такое ощущение, что в заповеднике комаров меньше, чем сейчас в моей квартире.

Об интеллекте насекомых

Насекомые поддаются дрессуре, у них можно выработать условные рефлексы. Если пчел кормить искусственно, можно приучить их прилетать на кормушки, где стоят только парные предметы, или только треугольники, или круговые объекты, сферы и тому подобное. Они показывают просто потрясающие способности.

Не менее интересной является деятельность обычных лесных муравьев. Оказывается, их основной объект питания – не насекомые, как думали долгое время, и они не являются защитниками леса, как говорилось в очередном мифе. Основным источником пищи являются пядь, которую выделяет другая группа насекомых – тля, которые являются вредителями леса и которых муравьи используют в качестве «дойных коров». При этом они создают постоянные рабочие группы – от 5 до 7 насекомых в одной, где есть четкое разделение труда: кто-то «доярка», кто - «охранник», кто-то «разведчик», который исследует новые места, новые колонии. Если веточка засохла, они переносят тлю на новую. За проведенными экспериментами, подгруппы внутри группы отличаются некоторыми интеллектуальными способностями, например, по прохождению круговых лабиринтов. Оказалось, что разведчики лучше решают эту задачу.

Еще спорный вопрос, хотя уже имеем ряд подтвержденных исследований, что муравьи используют очень сложную систему передачи информации, похожую на нашу речь, которая отличается скоростью. Там ведь скорость передачи информации – 1 бит в минуту, очень низкая, но все равно передается. Носитель информации пока неизвестен. Долгое время считалось, что это некий «антенальний код» – они что-то показывают передними лапками и усиками (антеннами) друг другу. Дальнейшие исследования показали, что или этого кода вообще нет, или мы его не понимаем. Возможно, это смесь кода и химии. Экспериментально было показано, что они передают информацию на уровне «влево-вправо», «больше-меньше».

Возьмем то же зрение тех же самых бабок. Глаз насекомого состоит из маленьких глаз, которые не способны изменять нормально фокус на расстоянии, соответственно, нет определенной фиксированной точки в пространстве. Учитывая то, что этих глаз там сотни, то они получают объемную картинку, а во-вторых, у тех же бабок верхняя часть глаз обеспечивает черно-белое зрение, а нижняя – цветной. Представьте, как они обрабатывают информацию, учитывая то, что они очень активно летают, то есть, картинка меняется постоянно. Я не уверен, что мы сможем с нашим огромным головным мозгом такой объем информации обработать. И, к сожалению, алгоритм обработки этой информации до сих пор непонятен. Думаю, что если нам удастся это понять, нас ждут прорывы во многих сферах науки и техники, но это все еще пока впереди.

Этим занимались, в том числе, и в Украине, и сейчас на Западе это направление активно развивается – «интеллектуальные способности насекомых».

Человечество и так уже давно проиграло эволюцию насекомым: их больше по количеству, больше видов, а мы представлены лишь одним. Если что-то произойдет на Земле, то люди погибнут, а насекомые выживут. Этот критерий говорит как раз о том, кто лучше приспособлен. Они легче переносят ту же самую радиацию, они быстрее адаптируются к любым новшествам.

Люди очень плохо адаптируются, и по большей части, изменяя окружающий мир, а насекомые адаптируются, меняя себя, и это происходит намного быстрее. Поэтому в случае катастроф мы проиграем. Просто у нас такой антропоморфизм – мы возносим человека, считая себя на вершине пирамиды. Это сказки. На вершине пирамиды какие-то бактерии будут, потому что если все будет уж совсем плохо, то бактерии выживут, даже насекомые могут исчезнуть, и все пойдет по новой. Бактерии живут миллионы, миллиарды лет, так кто более приспособлен? Мы достаточно молодой вид.

А в отношении мозга и сознания – кто сказал, что это плюс? Если учесть то, что люди творят, это далеко не плюс, и это не только мое мнение.

Про бионические аспекты

Насекомых активно используют, изучая их поверхности. Например, в мобильных телефонах повторено покрытие некоторых насекомых, поэтому при намокании телефоны не выскакивают из наших рук. Кстати, в разработке такой поверхности участвовал украинец – Станислав Горб, который сейчас работает в Германии, возглавляет отдел функциональной морфологии и биомеханики Кильского университета. Кажется, сейчас он занимается изучением, опять же, поверхности разных групп насекомых, других животных и растений для использования упаковочных пленок, присосок к автопогрузчикам и тому подобное.

Проблема автопогрузчиков в том, что большинство из них работают только с поддонами или стандартными контейнерами, а если грузы нестандартных размеров и формы? Есть такая разработка, использовать подъемники на присосках, что прилипают к любой поверхности и не отрываются. Это уже активно разрабатывается.

Знаете, кто владелец одной из крупнейших коллекций блох? Один из представителей семьи Рокфеллеров. В свое время он отправлял экспедиции по всему миру, финансировал их, чтобы те собирали для его коллекции блох. Но, к сожалению, у нас таких меценатов нет. Фундаментальные исследования связаны с систематикой и фаунистикой сейчас не очень популярны даже в Америке и европейских странах. Поэтому в этих странах этим часто занимаются любители, люди, которые реализуются в других сферах, а в своей коллекционерской направленности собирают не марки, а насекомых. Это очень хорошее подспорье для профессиональных энтомологов. У нас в Украине такое тоже есть, но мало.

В основном наших коллекционеров привлекает что-то очень красивое, яркое, например, бабочки.

Одно из крупнейших семейств дневных бабочек в мире расположено в зоологическом музее Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Но оно не в свободном доступе.

Материал опубликован в рамках конкурса Tech Today Awards

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Самые популярные метки