31.03.2020
Разделение Google

Разделение Google? Это ничего не даст

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Google доминирует на рынке поисковиков, а значит, контролирует глобальные знания. Его абсолютно тайные алгоритмы работают как новые авторитеты. Автор считает, что в Европе на это может быть только один ответ, пишет Die Welt.

Ежесекундно во всем мире Google регистрирует 63 тыс. поисковых запросов. Это 228 млн в час, 5,6 млрд в день. Невероятная цифра. Пользователи гуглят все: отпуска, соседей, политиков, новости, болезни, эскорт-сервисы, даже планы преступлений. При этом запросы предоставляют информацию о пользователях, которую концерн использует для персонализированной рекламы. Google знает, где именно ищут кредиты, где растет спрос на машины, где начинается эпидемия гриппа. Он имеет точную картину общества и, говоря языком Фуко, может выполнять над ним управленческий контроль. Политика не способна справиться с мощью технологических гигантов, даже миллиардные штрафы, введенные Еврокомиссией за нарушение правил конкуренции, едва затрагивают Google. Частично это ошибка политики, которая позволила Big Tech стать по-настоящему большими и слишком поздно начала применять наказание. Постоянные требования разделить интернет-концерны, такие как Google или Facebook, из-за их мощности на рынке, деструктивны и не слишком вычурны. Google успешен прежде всего потому, что его технология функционирует и он приемлемым образом объединяет информацию в сети. Разделением много не добьешься. Европе нужен собственный конструктивный ответ: свой поисковик.

Поисковик Quaero провалился через Германию

В 2006 году Германия и Франция пытались конкурировать с Google совместным проектом поисковика Quaero. Он должен был стать европейским ответом Google, бинациональным чемпионом по образцу Airbus. Однако проект, который продвигал тогдашний президент Франции Жак Ширак, провалился из-за проблем с финансированием и то, что Германия решилась на собственный национальный поисковик Theseus. Было бы интересно сравнить развитие европейского аналога с американским конкурентом.

Qwant — вполне нормальный поисковик из Франции, который ценит приватность своих пользователей. Но есть у него небольшой недостаток: он передал свои серверы Microsoft, а его доля на рынке мизерная. Впрочем, направление движения правильное. Европе нужен противовес Google не только по экономическим, но и по демократическим соображениям. Монополизация знания (особенно господствующего) угрожает европейскому проекту просвещения.

Если гуглить канцлера Ангелу Меркель, то алгоритм автоматически предлагает совместить ее с такими словами, как "больная", "тремор", "Паркинсон". Возникает вопрос, действительно ли стоит искать такие спекуляции и оскорбительные для лица элементы в обществе знания, защитником которого считает себя Google. К тому же эти утверждения цементируются с каждым кликом. Функция автодополнения очень навязчива и манипулятивна. Бывшая первая леди Германии Беттина Вульф даже судилась, потому что при поиске ее имени автоматически появлялись такие предложения, как «прошлое из Квартала красных фонарей» и «эскорт» (по иронии тот случай до сих пор можно нагуглить).

Важные коррективы внес Европейский суд, введя право на забвение. Однако то, что Google и дальше пропихивает слухи в демократические знания, указывает на механизмы вульгарной публичности, которая все больше состоит из сплетен и полуправды. Характерно, что в случае Вульф стороны договорились вне суда, а механика и алгоритмы, которые, собственно, и стали поводом для возмущения, не попали на рассмотрение. Такая инспекция была бы очень актуально: поднять капот, проверить агрегаты и детали и глянуть, какой винт расшатался. Ангела Меркель еще в 2016-м на «Мюнхенских медиа-днях» призвала сделать алгоритмы прозрачными.

Google отказывается обнародовать алгоритмы

Google защищается аргументом, что открытие поисковых алгоритмов станет приглашением для спамеров и закончится коллапсом информационного порядка. Оптимизация поисковых алгоритмов вышла бы из-под контроля, организации с сомнительными спонсорами смогли бы выводить пропаганду и фейковые новости в топ результатов поиска. Поэтому алгоритмы выдачи и ранжирования результатов (PageRank) должны оставаться тайными. Математик Google Джереми Кун так описывает необходимость цифрового Аркануму:

«Воспринимайте закрытость алгоритмов ранжирования Google как секретный правительственный документ. Он такой, потому что плохие люди нанесли бы вам вред, если бы он стал открытым».

Убеждение, что цифровая информация функционирует только благодаря секретности инструментов продуцирования знаний, антипросвящения и цивилизационной регрессивности. В античных и средневековых обществах за знаниями следила небольшая каста священников и служащих. Демократизировалось это с развитием книгопечатания. Когда Всемирная паутина обещала стать киберагорой, в которой люди делились бы знаниями без оглядки на государственные границы и лелеяли бы свободный дискурс. Как известно, эти утопии так и не материализовались. Монополизация рынка поисковиков, которая означает и монополизацию знания, привела к возвращению прежних авторитетов и часовых в форме алгоритмов. Израильский историк Ювал Ной Харари метко подытожил этом в статье для Financial Times:

«В средневековой Европе авторитет в выборе партнера имели священники и родители. В гуманистических обществах мы переносим этот авторитет на наши чувства. А в обществах данных о возможных вариантах спрашиваем у Google».

Поэтому европейский поисковик, который придерживается идеалов просвещения и не скрывает от общественности принцип своего построения, был бы одновременно эмансипационным проектом. Его куратором мог бы стать демократически легитимизированный этический совет. Он следил бы за соответствием алгоритмов базовым демократическим ценностям. Понятно, что создание поисковика требует немалых денег, в частности на исследования. И, конечно, 20-летнее отставание в развитии нереально наверстать за одну ночь. Но Европа, представители которой в каждой торжественной речи говорят о ценности гуманистической наследия, не может молча наблюдать за коммерческой деятельностью капитализма слежения, который считает индивидов сырьем. Европейский, точнее общечеловеческий, ответ необходим еще и потому, что интернет именно балканизируется: авторитарные режимы, как Иран, блокируют его и создают информационные отряды, Китай усиливает свою систему слежения цифровым фаерволом, Россия вообще хочет отсоединиться от глобальной сети и создать собственную.

Цифровая платформа как шанс для Европы

Проект поисковика ЕС мог бы воплощать и политическую утопию европейской открытости, на отсутствие которой часто жалуются в дебатах. Он стал бы цифровой платформой, где граждане от Гаммерфеста до Палермо могли бы совместно получать информацию. Это дало бы шанс исправить конструктивный недостаток интернета и выстроить принципиально новую архитектуру знания.

По данным исследования профессионального журнала Nature, Google индексировал лишь 16% всемирной сети. Более глубокие слои интернета, так называемый Dark Web, поисковик-гигант своими сетями еще не охватил. Время с гумбольдтовским исследовательским духом разведать эти слои и извлечь сокровища знания.

Автор: Адриан Лобе политолог и публицист. В 2017 году получил журналистскую премию Stiftung Datenschutz (Фонд защиты данных). Его книга «Хранить информацию и наказывать. Общество в тюрьме данных " вышло в сентябре 2019-го.

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Самые популярные метки