24.11.2017
гендерное равенство полностью игнорируется в Силиконовой долине

Бизнес в Силиконовой долине — гендерное равенство, которого нет

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В августе Индия одной из последних стран в мире, законодательно отменила право мужа-мусульманина развестись с женой, трижды сказав «талак». Это событие, которое праздновало множество поборников прав женщин во всем мире.

День, который окрестили «днем рождения новой мусульманской женщины». Пережиток, в существование которого трудно поверить жителям многих «развитых» государств и регионов. Однако, в ХХІ веке, экономическое развитие не является залогом гендерного равенства. О том, что пол влияет даже на финансирование компаний – в адаптированном переводе материала с USA Today.

Место за столом

Два года назад, когда американка Джен О'Нил (Jen O'Neal) привлекала средства для своего стартапа в области туризма Tripping.com ее пригласили сделать презентацию перед всеми партнерами и ассоциированными партнерами одной известной венчурной фирмы в Кремниевой долине. В огромном зале присутствовало всего четыре женщины, которые сидели на маленьких стульях у стен. Ни одна не решала вопрос инвестиций. «Не думаю, что до того момента я вполне понимала значение выражения “место за столом”», – говорит О'Нил. Но это – реальность Кремниевой долины, где мужчины контролируют и власть, и деньги: место за столом получают очень мало женщин.

Длительные исследования области задокументировали значительный гендерный разрыв в финансировании новых компаний. Традиционное объяснение того, что женщины получают лишь мизерную часть от получаемого мужчинами, звучало примерно так: венчурные капиталисты, как правило, поддерживают предпринимателей, которые уже достигли определенного успеха, или тех, которые соответствуют определенному шаблону: молодые и эксцентричные мужчины (европейского или, реже, азиатского происхождения), чаще всего в повседневной одежде, которые посвящают всю свою энергию и время воплощению Идеи, написав код в общежитии или гараже.

Однако, в последнее время наметилось и другое объяснение ситуации: двусмысленные комментарии, предложения сексуального характера, вездесущий шовинизм, ощупывания и даже насилие, которые слишком часто является неотъемлемой частью процесса привлечения капитала для женщин-предпринимателей. Представительницы начали говорить о сексуальных домогательствах, связанных с переговорами относительно финансирования, устройства на работу и создания партнерских отношений, а также о последствиях отказа: резкое завершение любых деловых отношений или переговоров. Они рассказывают про интервью с инвесторами, во время которых быстро становилось очевидно, что их не воспринимают всерьез, или о ситуации, когда им давали понять, что они – посторонние лица, которые должны доказать свою «пригодность». И доказательства должны быть более весомыми, чем доказательства мужчин.

Вопреки тенденциям

Ханна Аазе (Hanna Aase), основательница и главный исполнительный директор платформы Wonderloop, вспоминает о презентации инвесторам, во время которых ей было адресовано больше «подкатов», чем деловых вопросов. «Второй вопрос после “Чем Вы занимаетесь?” – “А чем Вы занимаетесь для удовольствия?”. Третье: “Может, называть Вас Ханной Монтаной?”» (ссылка на американский комедийный сериал с одноименным названием).

Некоторые женщины опустили руки, разочарованные годами бесконечных безрезультативных презентаций, которые максимум завершаются предложением, где выпить вечером. Растет немногочисленная группа женщин, которая создает инвестиционные сети только из женщин или привлекает стартовый капитал другими способами, а не через венчурные фонды. В ходе того, как общественность узнает про шовинистический характер отрасли венчурного капитала, появляется и новый страх, который сопровождается облегчением: чтобы не создавать себе лишних проблем, мужчины-финансисты избегают женщин-предпринимателей вообще. Некоторые мужчины уже объявили, что придерживаются «правила Майка Пенса» (Mike Pence, нынешний Вице-президент США), имея в виду его заявление, что единственная женщина, с которой он ест в одиночестве – его жена.

Лиза Кертис (Lisa Curtis), основательница и CEO стартапа в области питания Kuli Kuli, говорит, что она уже слышала об инвесторах, которые отменяют встречи с женщинами-предпринимателями, и обеспокоена этим: «Я считаю, это неверная реакция». По словам О'Нил, обычно, она – единственная женщина в комнате, где речь идет о привлечении инвестиций, получения бизнес-советов и установления связей. Общее количество женщин-венчурных капиталистов на сотнях подобных мероприятий, которые посетила предприниматель, можно пересчитать на пальцах одной руки.

И хотя количество женщин на руководящих должностях в целом увеличивается, количество женщин-инвесторов в венчурных фирмах сокращается. В 1999 году 10% партнеров были женского пола, а в 2014 году – лишь 6%. Во многих ведущих венчурных фирмах в Кремниевой долине нет ни одной женщины-инвестора. А если такие и есть, давление на них за решение вложить средства в компании, которыми руководят женщины, настолько сильное, что многие предпочитают этого не делать. И такая ситуация – серьезная проблема для женщин, которые все чаще начинают собственные технологические компании на фоне растущего разрыва финансирования компаний по гендерному признаку их руководителей. В прошлом году, по данным PitchBook, предприниматели-мужчины привлекли венчурный капитал стоимостью $58,2 млрд, женщины же получили $1,5 млрд, что составляет лишь 2,5%. Ни одну из самых известных компаний-единорогов не возглавляют женщины. И дело не в их компетентности. Наоборот, по данным венчурной фирмы First Round Capital, среди всех компаний, в которые инвестировала фирма, возглавляемые женщинами компании работают на 63% лучше, чем компании, возглавляемые мужчинами.

«Главное – не жалуйся»

Мелинда Еплер (Melinda Epler), основательница и CEO компании Change Catalyst, группы, что способствует разнообразию в технологической индустрии, утверждает, что передумала открывать акселератор для возглавляемых женщинами компаний вскоре после встречи с потенциальным инвестором и партнером в кафе. Мужчина протянул к ней руку, коснулся коленом и заявил, что она понравится инвесторам-мужчинам, главное, чтобы она ничего не говорила, когда они будут вести себя с ней не согласно деловой этики. «Не жалуйся, молчи. Поскольку инвесторы общаются друг с другом, ты окажешься в черном списке и не сможешь привлечь капитал».

Некоторые инвесторы и торговые группы пытаются найти способы борьбы с таким поведением. Основатель LinkedIn и венчурный капиталист Рид Хоффман (Reid Hoffman) призвал венчурных капиталистов подписать договорное обязательство о порядочном поведении. Салли Кравчек (Sallie Krawcheck), ветеран Уолл-стрит, а сегодня – генеральный директор и основательница цифровой инвестиционной платформы для женщин Ellevest, заявляет, что лучше бы они подписали договорное обязательство о финансировании.

Конечно, женщины говорят, что отсутствие Y-хромосомы – не всегда причина отказа в финансировании, но надо смотреть правде в глаза и понимать, что правила игры для мужчин и женщин далеко не одинаковы. Исследования утверждают, что женщинам, которые стремятся привлечь инвестиции, задают вопросы, которые очень отличаются от вопросов, которые ставят мужчинам (о рисках и перспективах), а планка достижений поднимается значительно выше (что уже достигнуто против того, что можно достичь потенциально). Оба эти фактора влияют на сумму инвестиций. Исследование в Швеции показало, что венчурные капиталисты описывают мужчин-предпринимателей «молодыми и перспективными», а женщин-предпринимателей «молодыми и неопытными». Если женщина-предприниматель предлагает продукт, ориентированный на женщин, ей часто говорят: «Я проконсультируюсь с женой».

Женщин все еще часто ошибочно принимают за чьего-то ассистента и просят принести кофе или игнорируют, когда они приходят на презентацию. По словам О'Нил, когда она презентовала свою компанию года назад, инвесторы обращались только к ее соучредителю мужского пола, который качал головой, показывал на нее и говорил: «Задайте этот вопрос главному исполнительному директору». В отличие от мужчин, женщинам приходится еще и балансировать на таких презентациях. Слишком агрессивное поведение гарантированно приведет к ярлыку грубой или психованой, слишком мягкая — «засвидетельствует» неспособность руководить корпорацией.

Навстречу многообразию

Неприемлемое поведение мужчин, даже тех, которые публично выступают за равенство прав, заставило некоторых женщин искать альтернативные формы финансирования. Еплер начала организовывать конференции и карьерные ярмарки, способствующие включению в технологическую отрасль, и советует женщинам и меньшинствам не тратить время на венчурных капиталистов. Кармен Бенитез (Carmen Benitez), основательница и управляющий директор технологического стартапа Fetch Plus из Сингапура, утверждает, что она – предприниматель в технической области, который больше не занимается этими вопросами. Работая в инкубаторе, Бенитез радовалась возможности встретиться с двумя известными американскими инвесторами. По ее словам, они предложили потенциальное финансирование только для того, чтобы иметь возможность познакомиться с ней поближе. Через несколько месяцев, когда барышня поняла, что о финансировании речь не идет, Бенитез оборвала связи.

В 2014 году Лиза Ванг (Liza Wang) пошла на встречу с представителями венчурной фирмы, чтобы получить финансирование для своей компании по доставке еды Fooze. Партнеры фирмы приняли ее за помощника директора по операционным вопросам, мужчины, старшего за нее. Индивидуальный венчурный инвестор, который выразил заинтересованность компанией Fooze, пригласил ее выпить. Встреча была назначена в танцевальном клубе, где не обсуждают деловые вопросы; предприниматель отказалась поехать с потенциальным инвестором в отель. И больше ничего никогда не слышала от него. В конце концов, Ванг оставила попытки найти венчурное финансирование. Fooze было продано другому предпринимателю. Сумма покупки не разглашается. Сегодня Ванг возглавляет компанию SheWorx, что объединяет около 20 тыс. женщин-предпринимателей, которые пытаются преодолеть дефицит финансирования, который может иметь длительные последствия в технологическом XXI веке.

Сохранение статуса-кво – угроза и для венчурных капиталистов, предупреждает венчурный капиталист Фрида Капор Кляйн (Freada Kapor Klein). В меняющемся мире современности пренебрежение предприятиями, наатыми женщинами и людьми не европейского происхождения, может значительно снизить прибыль венчурных фирм. «Учредителями компаний все чаще становятся женщины и представители обоих полов не европейского происхождения. Учитывайте, что такое же разнообразие и среди сотрудников компаний, и потребителей продукции. Закрывать на это глаза – терять прибыль», – говорит Кляйн.

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Самые популярные метки