07.12.2016

«Миттельштанд» или средний бизнес в Германии: инновации плюс ответственность

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Молодой Фриц Зеннгайзер интересовался растениеводством и ландшафтным дизайном, впрочем, пошел изучать электронную инженерию.

После Второй мировой он в западногерманском поселке Веннебостель основал свою компанию на базе лаборатории, где работал, назвав ее Labor W. Сначала он с семью коллегами производил вольтметры для Siemens, затем создал для нее же новую модель микрофона, а позже понял, что может работать сам на себя. В 1957-м назвал компанию своим именем. Теперь аудиозвуковая техника Sennheiser известна не только профессионалам телевидения и кино, но и всем меломанам, пишет издание Тыждень.

Конечно, компанию, которая насчитывает ныне свыше 2 тыс. работников и имела в 2013 году €590,5 млн товарооборота, сложно причислить к малому или среднему бизнесу, но в Германии такие фирмы не перестают считать себя «миттельштандом» (Mittelstand означает «среднее состояние») и остаются верны его философии. «Миттельштанд» - особый термин, переводя который сложно передать его суть. По определению Института исследования среднего класса в Бонне, к этому слою относятся предприятия, где работает до 500 человек, а товарооборот не превышает €50 млн. Их в Германии около 3 млн, они создают рабочие места для около 60% немцев и дают около 52% прибыли страны. Впрочем, в упомянутом институте уточняют, что «миттельштанд» - это не просто цифры, которые обозначают количество рабочих или товарооборот, а определенная философия. Поэтому уже известные всему миру немецкие предприятия с большими доходами и дальше причисляют себя к этой категории.

Эти предприятия всегда семейные (как, собственно, и 95% всех в Германии), ориентированные на какую-то узкую специализацию, которую они постоянно совершенствуют сферу, применяя инновационные технологии. Они могут быть небольшими, где работает семья из 10-15 человек, и действовать как подрядчики, изготавливая детали для крупных концернов вроде Mercedes или Volkswagen, или же как мануфактуры, самостоятельно выпускают и продают собственные товары. Таким является, например, производитель горной обуви Lukas Meindl. На семейной фабрике в баварском поселке Кирханшеринг работает чуть более 200 рабочих. Многие из них родственники семьи Майндль. При этом компания почти за 100 лет существования завоевала такую репутацию, что сейчас в обуви этой фабрики ходят солдаты британской армии. Важно, что те предприятия действуют преимущественно не в крупных городах, а в маленьких поселках, где и начинали работу их предшественники.

Секретом «миттельштанд»-компаний, которые достигают международного признания, является постоянное совершенствование и инновационный поиск. Первая слава к продукции Зеннгайзера пришла в конце 1950-х благодаря производству высокочувствительных микрофонов, затем компания стала первой в создании открытых динамических наушников и не прекращает совершенствоваться. Часто на базе предприятий учреждают исследовательские учреждения, лаборатории. В противном случае производители сотрудничают с университетами, финансируя определенную необходимую им научную работу или деятельность профессора, который ведет исследования для того или иного предприятия. Такое сотрудничество не только делает относительно небольшие предприятия конкурентоспособными на мировом рынке (потому что они постоянно могут предлагать что-то новое), но и развивает науку.

Важной для функционирования «миттельштанда» является образовательная отрасль ФРГ, которая предусматривает «систему стажировки», когда обучение происходит не только за партой, но и на предприятии. Около 60% молодежи в Германии становятся учениками на различных производствах. В стране действует модель «двойного образования» (Duale Ausbildung), последняя длится обычно три года. Ученик разделяет свое учебное неделю между школой и обретением навыков в цехе. Знания, полученные за партой, подкрепляются необходимой практикой. Обычно юноша или девушка получает плату за дни работы и обучения. Ни работодатель, ни ученик не относятся к такой практике как к вынужденному задачи. Для первого из них такие занятия - источник поиска талантов, для второго - потенциальная работа. Часто работодатель, заметив способного работника, может оплатить его дальнейшую техническое образование. Возможность стажировки, помимо прочего, способствует тому, что среди немецкой молодежи относительно небольшой процент безработицы.

Немецкий «миттельштанд» имеет особую психологию, и это постоянно отмечают исследователи этой прослойки. Важным аспектом философии население, которое считает себя «миттельштандом», есть желание быть независимым, восхищение качеством продукции и хорошие отношения между сотрудниками. Ответственность за качество работы и персонал имеет большое значение. Компании иногда предлагают программы получения процентов от прибыли, создают клубы, организуют досуг своих работников. Впрочем, есть и негативная сторона этой психологии: «миттельштанд» обычно пассивный, что хорошо отражено в немецком символе бюргерства, с которого, собственно, и вышел этот класс, - Михели. Те  кто «спит на своем троне, держа рот на замке». Так «миттельштанд» проспал Гитлера.

О зарождении этой прослойки со своей философией в Германии можно говорить с середины XIX века. Тогда благодаря стремительной индустриализации происходит расслоение бюргерства на «большое» и «малое» (Kleinbürgertum). Именно «кляйнбюргертум» можно так или так сравнивать с «миттельштандом», ведь это был слой, который ностальгировал по древне немецкой жизнью - более самостоятельной и локальной. «Малое» бюргерство не имело доступа к масштабным предприятий, жило в мире своих мелких компаний, а стремление совершенствоваться и бережливость помогали завоевывать признание.

Лекарство от тоталитаризма

Во времена Гитлера в Германии укрепляли индустриальные конгломераты и пытались уничтожить «миттельштанд»-предприятия, которые процветали там в начале века. После войны средний класс расцвел с новой силой, ведь разрушенная страна нуждалась в обновлении. Важным аспектом здесь была и государственная политика, а именно позиция министра экономики в правительстве Конрада Аденауэра, а затем и его преемника на посту канцлера Людвига Эргарда, который, сам выйдя из среды «миттельштанда», большое значение придавал воспроизведению малых и средних предприятий. Это дало свои плоды, потому что уже к середине 1950-х годов более чем половина немцев была занята в этой сфере. «Я не могу понимать «миттельштанд» по-другому и только на основе этого причисляю себя к «миттельштанду» как до такого слоя, что охватывает и хочет охватывать людей, готовых обеспечить свое существование благодаря собственной ответственности и в меру собственной работоспособности», - говорил Эргард на одной из промышленных выставок в Мюнхене. После войны философия «миттельштанда», которая предусматривала прежде всего ответственность за свою работу и за тех, с кем работаешь, восстанавливается.

Страна была в крайне сложном положении после Второй мировой, поэтому Эргард начал денежную реформу, обменяв обесцененную рейхсмарку на новую дойчмарку, что позволило урегулировать цены и избавиться от черного рынка. Люди начали заботиться не о поиске товаров, а про их производство. Возрождение «миттельштанда» было одной из причин успешности так называемого экономического чуда в Германии. Именно Людвиг Эргард назвал его «хребтом немецкой экономики» (который держит ее до сих пор). Впрочем, он характеризовал этот слой не только количественными показателями. «Если мы понимаем «миттельштанд» только как нечто материальное, когда, скажем, его можно определить по самой таблицей уплаты налогов, то, по моему мнению, определение «миттельштанда» приобретает очень опасного звучания. Определение «миттельштанда» через материальное видится несбалансированным, поскольку значительно сильнее он характеризуется через убеждение и отношение к социо-экономическим и политическим процессам», - отмечал Эргард.

Благодаря тому, что около 60% (примерно 16 млн) ее граждан работают в малом и среднем бизнесе, формируя «миттельштанд», Германия не потерпела от кризиса 2008 года таких серьезных потерь, как другие страны. Значительное количество малых и средних предприятий, которые находятся в семейной собственности, может, и не всегда обеспечивает высокий прирост, однако во время кризиса это надежный спасательный круг для экономики. То же самое очень хорошо продемонстрировала, кстати, и Польша, которая учитывая весомую долю малого и среднего предпринимательства (около 70% ВВП) смогла в период кризиса 2008 года не только не понести потерь, но и иметь прирост.

Впрочем, в отличие от привычных малых и средних предприятий немецкий «миттельштанд» умеет хорошо искать свою особую нишу, что потом делает его конкурентоспособным на международном рынке. Именно поэтому в Германии больше «скрытых чемпионов», или предприятий, которые являются лидерами в своей узкой специализации. Их здесь более 1300, и все они вышли из «миттельштанда», сохраняя, несмотря на то, его философию и в дальнейшем. По данным Министерства экономики и технологий, 54% малых и средних предприятий в Германии запустили на рынок свою инновационную продукцию в 2008-2010 годах. Именно этот поезд до обновления дает им возможность выйти на мировой уровень. Успех «миттельштанда» обусловлен еще и тем, что такие предприятия не боятся делать долговременный бизнес-расчет и не прекращают инвестировать в инновации даже в кризисные периоды.

Успех немецких предпринимателей всегда привлекал лидеров других европейских стран. Маргарет Тэтчер пыталась внедрить ценности бережливости и благоразумия среди своих граждан. Впрочем, то ли авантюристский характер британцев не подошел, то ли банкиры были слишком скупые и хитрые, но инициатива главы правительства привела к тому, что страна погрязла в долгах.

Нынешний британский премьер Дэвид Кэмерон пытается перенять немецкий опыт «стажировка». Впрочем, пока что этот подход тоже не кажется удачным, ведь часто не предусматривает практическое образование, которое помогает получить определенную техническую специальность (и на которую в Германии идет в среднем три года), а просто короткие курсы продавца или консультанта.

Революция достоинства, которую творил преимущественно средний класс, доказала, что Украина может воспитать свой «миттельштанд». Волонтеры, которые сейчас фактически поставили на ноги украинскую армию, - это представители малого и среднего бизнеса. Впрочем, в отличие от немецкого «миттельштанду» психологической особенностью украинского является отвращение от пассивности.

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Наш сайт посвящен новостям в сфере высоких технологий, а также инноваций в мире интернета, автопромышленности.

Представлены материалы по развитию технологических компаний и стартапов. Интересным будет информация по настройке и хакингу гаджетов и устройств на Android, Apple iOS и прочее. Покажем как правильно выбирать устройства для покупок.

В процессе наших экспериментов с сайтами по оптимизации и настройке, в рубрике Вебмастер Мы делимся своим опытом в том как создать свой сайт на популярных платформах Joomla, Wordpress, настроить его и оптимизировать.

Самые популярные метки