25.04.2018
накрутка фолловеров в социальных сетях

Фабрика ботов - как продается влияние в социальных сетях

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Актеры и политики, герои ток-шоу и спортсмены, журналисты и бывшие модели приобретают сотни тысяч поклонников онлайн через компании по торговле фоловерами.

Редакция The New York Times выяснила, что большинство из продаваемых подписчиков являются ботами, которые механически копируют и распространяют публикации по установленному алгоритму. А это означает, что деньги, которые платятся за привлечение живых клиентов/покупателей/читателей/избирателей, идут на обогащение бото-фабрик. Зато боты могут распространять заданную информацию и формировать нужное мнение среди широкой общественности. Что именно обнаружили журналист NYT — в адаптированном переводе расследования. Речь пойдет про американский сегмент сетей, но в интернет-бизнесе подражание западным практикам является едва ли не самым первым правилом.

Откуда берутся боты

Вы можете вести вполне приличную онлайн-жизни, публиковать собственные фото, обмениваться публикациями, обозначать свое место работы или учебное заведение. А где-то там, на просторах Twitter и Facebook учетная запись с очень похожей на вас фотографией и вашим именем будет распространять сообщения на английском, арабском и испанском, комментировать публикации порнозвезд и будет подписанным на 5000 страниц. Как выяснило расследование NYT, компании, которые продают подписчиков в соцсетях, не только создают ботов, но и копируют онлайн-профили реальных людей. Иногда дубликаты появляются у страниц, на которые давно не заходил их владелец (характерно для Twitter), иногда — даже активные аккаунты превращаются в спамеров. Мошенники незаметно меняют одну-две буквы в имени, накладывают фильтр на аватарку (чтобы обмануть технологию распознавания лица) и выдают фейковые страницы настоящих пользователей, получая за это деньги от тех, для кого критически важно количество фолловеров в Сети.

Один из таких продавцов — американская компания Devumi, которая распоряжается сотнями тысяч искусственных страниц и зарабатывает вполне себе реальную валюту на теневом рынке социального онлайн-влияния. Заметим, что продажа фолловеров в соцсетях считается мошенничеством и карается со стороны администраций. Впрочем, Devumi активно сотрудничает с бизнесменами и знаменитостями, которые хотят выглядеть более популярными. У многих специалистов прямой заработок зависит от того, насколько они влиятельны онлайн. И это не только девушки-модели из Instagram.

«Никто не будет воспринимать вас, как профессионала, если вы не имеете значительного и заинтересованной аудитории», — говорит Джейсон Шенкер (Jason Schenker), экономист, который специализируется на отраслевых прогнозах. В свое время он приобрел в Devumi минимум 260 000 фолловеров.

Команда расследователей New York Times выяснила, что Devumi имеет общую базу с примерно 3,5 млн автоматизированных учетных записей, которые они многократно продают разным клиентам. Изобретательные помощники обеспечили «лидеров мнений» более двумястами миллионами подписчиков в Twitter. Проанализировав информацию о деятельности Devumi, что была доступна редакции, журналисты обнаружили минимум 55 000 учетных записей Twitter, которые копировали данные реальных людей. По сути, речь идет про масштабную кражу онлайн-личности.

Фейковые аккаунты, их продавцы и покупатели заполонили Facebook и Twitter. Когда-то созданные для общения с родственниками и просмотра фотографий друзей, соцсети сегодня выполняют роль искривленного зеркала помогают создать иллюзию о том, что кто-то является известнее, более значимым и интересным, чем на самом деле. Что интересно, рабочей силой выступают даже не живые пользователи, а боты. Они влияют на политику, международные отношения, разжигают расовую вражду и угнетают подростков. По некоторым подсчетам (впрочем, не подтвержденным официально), 48 млн активных учетных записей Twitter (около 15%) — это автоматизированные страницы, созданные специально для заработка на чужих амбициях. В ноябре прошлого года Facebook признала, что неправильно считала количество фейковых страниц: на самом деле их вдвое больше, то есть 60 млн. И хотя руководители социальных платформ выражают «глубокую обеспокоенность» ситуацией, бот-индустрия развивается, коммерциализируется и погружается в теневую экономику.

Кто покупает сторонников

Команда NYT обработала деловую и судебную документацию, в которой зафиксировано более 200 000 покупателей, среди них: звезды реалити-шоу, профессиональные атлеты, комедианты, лекторы TED, модели и даже пасторы. Чаще клиенты покупали фолловеров себе для себя же, иногда — родственники, помощники или подчиненные приобретали ботов для кого-то другого. Иногда в игру вступали целые PR-агентства.

Пенни или меньше — столько стоит один фоловер в Twitter, просмотр в YouTube, прослушивание трека в SoundCloud, подтверждение профессиональных навыков в LinkedIn. Расследование выявило среди клиентов Devumi множество популярных в Америке персон, и NYT в своем материале называет некоторых личностей поименно. Например Майкл Делл (Michael Dell) — основатель и руководитель компании Dell имеет фолловеров с фермы Devumi. Среди клиентов упоминается имя Марты Лейн Фокс (Martha Lane Fox), которая входит в наблюдательный совет Twitter.

Инкубатор Devumi используют и зарубежные клиенты. Государственное агентство новостей КНР Синьхуа оплатило сотни тысяч фолловеров и перепостов в Twitter, чтобы распространять пропаганду официальной политики партии за границей — в самом Китае пользоваться сервисом микроблогов запрещено.

Кристин Бинс (Kristin Binns), пресс-секретарь Twitter, объясняет, что соцсеть не совершает действий по подозрению пользователей в покупке фолловеров, в первую очередь потому, что трудно доказать, кто именно ответственен за покупку ботов. Когда журналисты передали Twitter информацию про несколько фейковых аккаунтов, в которых скопированы данные реальных пользователей, администрация не предоставила подтверждение, что такие аккаунты нарушают правила сервиса. «Мы продолжаем бороться против автоматизированных учетных записей, так же, как и против спама и фейковых страниц», — заверила Бинс. Впрочем, именно Twitter имеет не самые лояльные требования для регистрации нового пользователя, что способствует распространению мошеннических схем.

Экономика влияния

В прошлом году 3 млрд людей залогинились в Facebook, WhatsApp и китайском Sina Weibo. Глобальное стремление пользователей объединяться в одной соцсети переформатировало список Fortune 500, кардинально повлияло на рекламный бизнес, а также ввело новые маркеры статуса: количество людей, которые подписаны на ваши обновления, которые ставят Like, которые хотят дружить с вами онлайн. Для некоторых бизнесов эти виртуальные показатели имеют денежный эквивалент в реальном мире. Только само количество подписчиков влияет на оценку компании и решение воспользоваться ее услугами, даже не учитывая отзывы и оценки.

Этот же показатель является важным для лидеров мнений в соцсетях — собственно, они и появляются, когда увеличивается количество фолловеров. Чем больше людей привлекает на свою страницу блоггер или влогер — тем больше он будет зарабатывать на рекламных соглашениях. Агентство Captiv8 контрактует бренды и знаменитостей соцсетей. По данным этой компании, инфлюенсер со 100 000 фоловеров зарабатывает в среднем $2 000 за рекламный твит, в то время как авторы с миллионом подписчиков могут получить за публикацию $20 000. Есть специальные площадки, на которых достаточно потратить пару минут и предоставить данные своей кредитки, чтобы купить огромное количество «фанатов». Эти сайты (Social Envy, DIYLikes.com т. д) никогда не уточняют, продают вам живых людей или ботов, но действенность социального инструмента от этого не зависит.

Элементарная психология большинства: когда вы видите, как много пользователей распространило публикацию, вы автоматически начинаете больше доверять ее автору. Скорее всего, вы также распространите пост или подпишетесь на обновления этого аккаунта. Джулиан Темпелсмен (Julian Tempelsman) из компании Smyte, что борется с онлайн-злоупотреблениями, утверждает, что боты влияют на алгоритмы Twitter и Facebook:

«Социальные сети постоянно рекомендуют контент, а одним из факторов, который они учитывают, подбирая рекомендации, является популярность автора. Большее количество Like&Share способствует попаданию автора в перечень рекомендаций».

Следственный эксперимент

Интересно, что на своем сайте Devumi утверждает, будто ее продукты одобрены соцсетями. Основатель Джерман Келес (German Calas) отмечает, что компания использует только те механизмы продвижения, которые разрешены в Twitter, поэтому ваш аккаунт не заблокируют. Напомним, что Twitter запрещает покупать или продавать ботов, но сайт обещает полную конфиденциальность своим покупателям: «Наши фоловери ничем не отличаются от других пользователей соцсети, ведут себя на сайте вполне естественно. Единственная возможность узнать, что ваша аудитория оплачена — если вы сами об этом расскажете».

Чтобы лучше понять, как работает фабрика по продаже ботов, команда NYT стала клиентом компании: в апреле прошлого года для тестового аккаунта в Twitter было закуплено 25 000 фолловеров за $225. Первые 10 000 платных читателей выглядели как настоящие люди: с фото, фамилиями и именами, указанному месту жительства, биографией. Но внимательный взгляд — и вы замечаете подозрительные детали:

пользователь подписан на несколько тысяч страниц, но его фоловлят лишь единицы;
имена и фамилии имеют цифры вместо букв или неприметные замены латинских символов (маленькая латинская l вместо большой латинской I);
бессистемные ретвиты разными языками, без авторского контента.

Следующие 15 000 «пользователей» выглядели откровенно ложными: без фото, цифр и фрагментов слов вместо имен, откровенная реклама или спам на странице профиля. Ненастоящий аккаунт легче обнаружить, рассматривая группами пользователей — тогда становится заметно одинаковые действия фолловеров. Даже никому не известный условный студент или школьница является важным участником Twitter-общества и «экономики влияния». Ведь один настоящий пользователь может превратиться в 10 копий, которые минимально отличаются от оригинала. Согласно ценам по состоянию на декабрь прошлого года, Devumi продавала качественных фолловеров (тех, что похожи на реальных пользователей) за меньше чем $0,02. Каждый бот следит примерно за двумя тысячами клиентов компании, а значит, зарабатывает около $30. Аккаунты с украденными данными котируются выше — их показывают клиентам в первую очередь. Некоторые из высококачественных ботов — это даже не скопированы, а настоящие учетные записи, владелец которых давно не заходил в Twitter.

Сообщество Devumi

Исследователи решили обратиться к клиентам Devumi, но большинство из них отказалась предоставлять комментарии или отрицали сам факт покупки ботов. Расследование NYT приводит несколько примеров покупки ботов для развития карьеры — даже теми, кто, казалось бы, и так известен:

  • актер Райан Херст (Ryan Hurst) из сериала «Сыны Анархии» («Sons of Anarchy») приобрел 750 000 фолловеров на сумму $4 000. Это 3/4 от общего количества его сегодняшней онлайн-аудитории;
  • Соня Морган (Sonja Morgan) из американского реалити-шоу использовала ботов для продвижения своей линии одежды и сайта;
  • участник American Idol Клей Айкен (Clay Aiken) заплатил за распространение жалобы на сервис Volvo — Devumi-боты ретвитнули соответствующую публикацию 5 000 раз;
  • известные в англоязычном сегменте соцсетей сестра и брат Арабела и Джаадин Гахо (Арабелла, Jaadin Daho), 14 и 13 лет соответственно, вместе зарабатывают на публикациях $100 000 в год от контрактов с Amazon, Disney, Louis Vuitton, Nintendo. Их учетные записи в Twitter промотируют тысячи фейковых поклонников, которых собственным детям приобрела мать и менеджер Шадя Гахо (Shadia Daho);
  • даже Джитендр Седев (Jeetendr Sehdev), который позиционирует себя «лучшим мировым экспертом по развитию личных брендов», который написал бестселлер о феномене обогащения Ким Кардашян, с 2015 года купил сотни тысяч ненастоящих читателей в Devumi. А вот в книге он объясняет собственную популярность по-другому: «Секрет — в подлинности».

А Маркус Холмлунд (Marcus Holmlund), бывший сотрудник модельного агентства Wilhelmina, рассказал, что в 2015 году покупал ботов для работодателя за собственные средства. Только для того, чтобы выполнить поставленную супервайзером задачу по наращиванию онлайн-популярности агентства. Также есть категория менеджеров, которые покупают ботов, не сообщая об этом заказчикам. И они, и сами онлайн-знаменитости отказались открыто рассказывать о сотрудничестве с бот-фермой. Среди тех, кто решился прокомментировать — Дэн Леаль (Dan Leal), американский продюсер, режиссер и иногда актер в фильмах для взрослых. За последние годы он приобрел не менее 150 000 фолловеров, но затраты полностью себя оправдывают. Леаль не боится штрафных санкций со стороны администрации Twitter:

«Множество публичных лиц, компаний, музыкантов покупают фолловеров. Если бы в Twitter захотели вычистить покупателей ботов, то в соцсети не осталось бы ни одной знаменитости».

Мистер Келес — продавец онлайн-счастье

Нечего и надеяться, что за такой интересной схемой размножения ботов будет стоять обычный послушный гражданин. Когда журналисты решили наведаться в офис компании, оказалось, что по указанному на сайте адресу на Манхеттене, Нью-Йорк, этого предприятия нет. Офис нашелся во Флориде, на родине основателя Келеса. Этот 27-летний предприниматель не спешит публиковать точные сведения о себе. В резюме от 2014 года, найденном в интернете, указано, что Джерман Келес получил степень по физике в Принстонском университете в 2000 году, хотя на то время ему было 10 лет, и примерно тогда же получил докторскую степень компьютерных наук в MIT. На запрос журналистов представители обоих вузов ответили, что в их записях нет сведений о студенте Келесе. А вот на его актуальной странице в LinkedIn указан диплом магистра международного бизнеса в MIT, хотя такого диплома это образовательное заведение вообще не выдает.

Келес расположил часть отделов работы с клиентами на Филиппинах, что помогает экономить, но и создает щель для утечки персональных данных о предпринимателе. Так, в прошлом году Келес подал в суд на Ронвальдо Боадо (Ronwaldo Boado), бывшего менеджера Devumi из Филиппин, который был уволен из-за конфликтов в команде. По свидетельствам Келеса, после увольнения Боадо перехватил данные про 170 000 клиентов и создал фейкову фабрику фейковых ботов. Он хотел не продавать других ботов, а получить средства за те аккаунты, которые продавала настоящая Devumi, — так объясняет Келес в тексте судебного иска.

Пищевая цепь в социальных сетях

Судебные документы раскрыли некоторые интересные факты: Devumi даже не создавала тех ботов, которыми торговала. Компания закупала их целыми партиями на огромном онлайн-рынке фейковых социальных аккаунтов. Те, кто непосредственно создает ботов для социальных сетей продают их посредникам вроде Devumi — есть сайты Peakerr, CheapPanel, YTbot. Не все они одинаково комфортны для сотрудничества — некоторые, например, принимают оплату только виртуальными валютами, но не каждый инфлюенсер имеет крипту. Учетные записи могут несколько раз менять владельцев и даже одновременно быть доступным более чем одному продавцу.

На ресурсе Peakerr можно купить тысячу качественных ботов, которые «дописывают» на английском языке за чуть более чем $1, а Devumi оценивает аналогичную партию в $17. Ценовая политика позволила Келесу сгенерировать неплохие доходы. Всего за несколько лет Devumi продала 200 млн фолловеров в Twitter для 39 000 клиентов, что составляет треть от более $6 млн в продажах за этот период. Когда редакция обратилась к Келесу с просьбой разъяснить торговлю украденными аккаунтами, он пригласил несколько аккаунтов для анализа и потом перестал выходить на связь.

Реакция Twitter

Кристин Бинс объясняет, что действия компании сосредоточены, в первую очередь, на поиске спамеров в Twitter, а не аккаунтов с похищенными персональными данными. В декабре, например, еженедельно выявляли 6,4 млн спамеров. Данные, переданные командой NYT привели к массовому блокированию ботов, поскольку платформа очень серьезно настроена на борьбу со спамом, — уточняет госпожа Бинс. Сейчас, именно со спамом. Но для более эффективной борьбы следовало бы ввести новые правила регистрации с обязательным подтверждением, что пользователь не является ботом. Бывшие сотрудники технической команды Twitter подтверждают, что годы их главной задачей была борьба с реальными пользователями, которые распространяют язык ненависти, булинг, расизм, сексизм и другие негативные явления в интернете. И только в последнее время, после разоблачения схем использования ботов для влияния на политические кампании администрация обратила свое внимание на противостояние автоматизированном использованию учетных записей.

Некоторые обозреватели экономики социальных сетей верят, что Twitter имеет свои причины не бороться с ботами слишком агрессивно, — похожие на тех, которые высказывал порнорежиссер Дэн Леаль. В течение последних двух лет сервис микроблогов отчаянно борется за увеличение аудитории, чтобы не отставать от конкурентов Facebook и Snapchat. Поэтому вычищения ботов (и наступление на инфлюенсеров) не является слишком желанным для этого бизнеса вообще.

Расследование показывает, насколько глобальной является серая реальность социальных сетей. Не только мошенники, но «приличные и уважаемые» люди покупают фейковые аккаунты. Сами же онлайн-площадки не воюют с распространением бото-ферм — у них есть другие проблемы. Мы все, так или иначе, участвуем в распространении социальных сетей, а их влияние на нашу жизнь, экономику и развитие обществ постоянно растет. Разоблачение подобных историй дает возможность взглянуть на другую, неочевидную сторону социальных сетей: критически оценивайте инфлюенсеров, берегите свои учетные записи и попробуйте не участвовать в нелегальных заработках на вашем присутствии в интернете. Сеть может и должна использоваться для улучшения качества жизни.

  1. Последние
  2. Популярные
Загрузка...

Новости технологий сегодня

Самые популярные метки